Уже два года действует ст. 54.1 НК РФ о необоснованной налоговой выгоде. С появлением нормы инспекторы чаще стали ставить под сомнение деловую цель в сделке и из-за этого отказывать в учете расходов и вычетах по НДС. Что поможет компании обосновать деловую цель в сделке и сохранить право на вычеты и учет расходов по налогу на прибыль, смотрите ниже.

Компании внутри группы совершают сделки и перераспределяют налоговое бремя

  • Группы компаний вправе самостоятельно решать, как им распределить экономические риски и налоговое бремя с помощью сделок. Так считают судьи, когда разрешают споры из-за претензий налоговиков, которые не видят деловую цель в сделках внутри группы.
  • Рассмотрим на примерах, как налоговики устанавливают фактическую аффилированность.

Пример №1. Компания приобрела сельскохозтехнику для конного завода за счет заемных средств этого завода. Затем заключила с ним договор аренды этой же техники. По результатам проверки инспекция отказала в вычете НДС.

Налоговики выяснили, что компании взаимозависимы, поскольку входят в одну группу. В договоре займа стороны указали такое условие: если заемщик не вернет средства, он будет обязан передать имущество заимодавцу.

Инспекция решила, что у компании не было реальных намерений погашать займы. Налогоплательщик не относится к сельхозпроизводителям и не использует технику в деятельности, которая облагается НДС, штат компании составляют 2 человека. Более того, завод применяет ЕСХН. Инспекторы решили, что сделка не имеет экономического смысла. Контрагенты действовали согласованно ради получения необоснованной налоговой выгоды в виде вычета НДС.

Апелляция и кассация защитили компанию, решение суда первой инстанции отменили. Судьи отметили, что распределение налоговой выгоды и налогового бремени нужно анализировать в целом по группе компаний. В результате сделки компания предъявила НДС к вычету, но у нее как у арендодателя возникла обязанность исчислить НДС с арендной платы. Вместе с тем арендатор утратил право отнести на расходы стоимость купленной техники (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 08.02.2017 по делу № А53-26641/2015).

Пример №2. Инспекторы доначислили налог на прибыль, пени, штраф и убрали из расходов % по займу. ИФНС отметила, что средства поступили компании от взаимозависимой стороны. В результате сделки компания получила убыток. Продавец оборудования, заимодавец и налогоплательщик входят в одну группу компаний.

Инспекторы выяснили, что налогоплательщик купил оборудование за счет заемных средств у взаимозависимой стороны, которая находилась в тяжелом финансовом положении из-за сокращения объемов добычи угля. Компания пояснила целесообразность сделки — она хотела сохранить дорогостоящее импортное горношахтное оборудование для дальнейшей перепродажи. Сделка была необходима, чтобы предотвратить финансовые потери продавца имущества — банкрота и использовать оборудование участниками группы. Средства от продажи оборудования направили на погашение суммы кредита.

Суды трех инстанций отменили решение инспекции. Они установили, что на момент рассмотрения дела компания возвратила заем с %. Схему, при которой одна фирма кредитует другую, нельзя считать противоправной. Инспекция не доказала, что цель партнеров — уменьшить налоговые обязательства. Оборудование изготовили по индивидуальному заказу по значительной стоимости. Никто из третьих лиц не проявил интереса к его приобретению. Судьи в данном случае согласились, что убыточная сделка — вынужденная мера (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 09.10.2017 по делу № А27-20387/2016).

Пример №3. Инспекторы пытались признать договор поручительства недействительным. Компания оформила кредит, поручителем по договору выступила фирма из холдинга. Дружественная компания кредит не выплатила. Поручитель обратился в суд с заявлением признать ее банкротом. Суд отказал.

Компания-должник передала своему поручителю имущество, перевела персонал и контрагентов. Инспекторы это обнаружили, поскольку недавно закончилась проверка должника. Они обратились в суд, чтобы признать взаимозависимость лиц и взыскать доначисления с поручителя. Суд поддержал инспекцию.

Затем налоговики обратились в суд с иском, они требовали признать договор поручительства недействительным в силу его ничтожности. По их мнению, целью поручителя было не обанкротить должника, а скрыть имущество от взыскания.

Суды трех инстанций инспекцию не поддержали. Они подчеркнули, что договор поручительства партнеры заключили одновременно с кредитным договором, а не по уже просроченному обязательству. Поручитель и заемщик имеют долгие хозяйственные связи и входят в одну группу компаний. Поэтому сделка была экономически целесообразна (Постановление АС Московского округа от 29.06.2018 по делу № А40-150928/2017).

Рекомендуем. Заранее сформулируйте деловые цели сделки. Подготовьте экономическое обоснование необходимости хозяйственных операций в интересах группы компаний. Главное — доказать, что сделки реальны и не имеют единственную цель: получить необоснованную налоговую выгоду.

Общество заключает договоры с консалтерами и управляющей компанией

  • Корпоративное законодательство позволяет фирме передавать полномочия единоличного органа управляющей компании (п. 1 ст. 42 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах c ограниченной ответственностью»; 208 ФЗ п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Такой способ управления организацией удобен для холдинговых структур и групп компаний, ведь он позволяет стандартизировать бизнес-процессы и снизить издержки, скоординировать действия группы компаний холдинга.
  • Налоговики настаивают на неэффективности таких мероприятий. По их мнению, компании используют договор об оказании услуг по управлению и юридическому сопровождению деятельности, передаче полномочий руководителя, чтобы неправомерно возмещать НДС, искусственно увеличивать затраты и снижать налог на прибыль. Свои позиции компании отстаивают в суде.

Пример: инспекция заявила о необоснованности расходов на консалтинг и вознаграждение управляющей компании. По ее мнению, у налогоплательщика есть штатные специалисты, которые исполняют управленческие, юридические и бухгалтерские функции. Суды не согласились с этим. Затраты на консалтинг и управление связаны с экономической деятельностью налогоплательщика. Специалисты соответствующего профиля в штате отсутствуют (А53Постановление АС Северо-Кавказского округа от 18.03.2016 по делу № А53-3067/2015).

У инспекторов подход такой: только положительный финансовый результат и динамика его роста — основания признать расходы на оплату услуг по управлению обоснованными. Если в процессе сделки фирма прибыль не получила и налоговики предъявили претензии, сошлитесь на правовую позицию КС. По его мнению, инспекция не вправе оценивать целесообразность расходов. Ее может определять только сам налогоплательщик (Определение КС от 04.06.2007 № 320-О-П).

Рекомендуем: Чтобы опровергнуть доводы инспекции, управляющей компании необходимо подробно составлять отчеты о своей работе. Храните электронную переписку, планы и отчеты, протоколы совместных совещаний.

Налогоплательщик привлекает посредников в цепочку сделок

  • Инспекторы часто заявляют об отсутствии деловой цели в сделке, если компания приобретает товары или услуги не напрямую, а через посредников. По их мнению, привлечение «лишних» контрагентов экономически не обосновано.

Пример №1. Компании отказали в вычете, так как она покупала продукцию через перекупщиков. Посредники были зависимыми от покупателя фирмами, самостоятельной деятельности не вели. Инспекторы решили, что единственная цель заключения сделок с подобными контрагентами — рост стоимости продукции и неоправданное завышение расходов и вычетов.

Две инстанции признали доводы налоговиков законными, но кассация отменила акты судов. Она пояснила, что реальность сделок доказана. НК РФ не запрещает покупать товар не у производителя, а через посредника, иначе это ограничивало бы конкуренцию и нарушало законы свободного рынка. Тот факт, что руководители компании и ее контрагентов были родственниками, не влечет необоснованную накрутку стоимости продукции. Цены у посредников разные, значит, единая ценовая политика отсутствовала (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 14.08.2018 года по делу № А32-53894/2017).

Пример №2. Налогоплательщик приобрел товар у продавца стоимостью, которая была на 32 процента выше цены производителя. По мнению инспекции, компания использовала посредника, чтобы увеличить цену товара и тем самым завысить расходы. Никто не мешал ей напрямую сотрудничать с производителем.

Суд отменил решение инспекции. Посредники подтвердили сделку: представили договоры на перевозку и поставку товара, свидетели пояснили характер сделки, место поставки, погрузки и выгрузки товарно-материальных ценностей (Решение АС Кемеровской области от 09.10.2018 года по делу № А27-15684/2018).

Рекомендуем:

  • В сделках с посредниками подготовьте доказательства реальности совершения операций.
  • В сделках с агентами и комиссионерами подробно составьте отчеты и приложите подтверждающие документы.
  • Если цена на товар у посредников значительно выше цены производителей, обоснуйте деловую цель. Помогут аргументы:
  • с партнером сложились устоявшиеся деловые отношения,
  • товар приходит вовремя,
  • нет претензий к качеству.

Посредники в сделке — это преимущество для покупателя: оперативно поставляют товар, предоставляют скидки или отсрочку платежа. Покупка становится экономически обоснованной.

Когда сделка с посредником не оправдывает деловую цель

Судьи прислушиваются к мнению инспекторов и встают на сторону ФНС, когда видят признаки, что в сделках нет деловой цели (определения ВС от 06.05.2019 по делу № А21-8557/2017, от 08.10.2018 по делу А09-11445/2017, постановление АС Уральского округа от 12.03.2019 по делу № А76-27083/2016).

  • Документооборот компании с контрагентами по договорам комиссии и агентским договорам фиктивный.
  • Взаимозависимость компании и иностранных контрагентов. У компании нет персонала, основных средств и производственных активов, складских помещений и транспорта. Компания реализовала товары иностранцу через посредника по цене ниже стоимости приобретения.
  • Цена товара выше рыночной стоимости на 40% и более, налогоплательщику доставил товар не посредник, а напрямую производитель, реквизиты посредников компания использовала формально без их фактического участия в сделках.